Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

.in Rio

.photo || Summer in Portugal: Lisbon.


Очень тяжело писать о ком-то, кого любишь. Потому что все хорошее само собой разумеется, а что-то плохое не имеет значения. После всего прожитого, вы срастаетесь, и грань между «о нём» и «о себе» становится настолько тонкой, что в твоем сердце его дыхание, и это не удивляет, просто так и должно быть. И не пишется, нет.
Но приходит время, вся нежность складывается в звуки-слова, и тогда говоришь о запахе океана, о лучших закатах в жизни, о шепоте Тежу. О кружевах Ориенте, бесконечной брусчатке и вечерних песнях в Альфаме. О цветных кораблях в порту, о том, что иногда встречаются случайные родные люди, о лепестках розовых олеандров. О первом утреннем кофе, узорах на плитке и предрассветной тишине на Каиш ду Содре.
Говоришь о самом прекрасном, самом близком с теми, для кого он тоже особенный.
О своем городе.
Collapse )
.photobooth

.photo || Week five: words, details and sunset.



– А про что эта песня?
- Про несчастную любовь.
- Погоди, из того, что я поняла, там «я счастлив...» и все такое. Как-то не похоже это на несчастную любовь.
- Там о том, что девушка ушла от главного героя, и он оглядывается, смотрит на свою жизнь, и понимает, что она ничего не привнесла в нее, ничего не изменила, не оставила след. Если по-твоему это счастливая любовь, то ты либо много выпила, либо когда-то неудачно ударилась головой.

- Слушайте, а почему этот пирог называется "английским"? Я как-то слабо представляю в Британии свежие манго, ананасы и вот эти странные орехи, которые туда запихивают...
- Да ты посмотри на него. Разве кто-то, кроме англичан, будет есть эту гадость?

- А что, в винном отделе тут не бывает консультантов?
- И что они тебе скажут? "Не бери белое вино дешевле 1 евро за литр"? Так это и я тебе могу сказать.
- Не слушай его. "Не бери белое вино, бери портвейн" - вот что бы он сказал. И, заметь, никакого упоминания цены.
Collapse )
.photobooth

.trip || Extended weekend in Budapest.



Не то, чтобы я очень любила Будапешт. И не то, чтобы я очень хорошо его знала, хотя бывала там не единожды. Впрочем, в этот раз все как-то так мягко и прекрасно сложилось, что город зацепил.

Компанией, теплыми вечерами, районом, где мы жили, "живым" утренним джазом в Szimpla Kert, именной табличкой над стулом в винном баре Doblo, черно-белыми открытками в магазине при синагоге, спелой черешней. Группой со странным названием Csaknekedkislány, устроившей концерт в баре под открытым небом на набережной, их смеющимися слушателями и выпускным местной полицейской академии. Цепным мостом без людей, и таким же пустынным Рыбачьим бастионом. Желтыми трамваями, водители которых нам улыбались. Разговорами обо всем на свете, шутками, и комфортным молчанием. Моим личным Марсом в кукурузном поле, росой на кончиках пальцев и пледами из придорожной пиццерии. Книжными магазинами, в которых есть винные отделы. Танцующим фонтаном. Нежно-персиковыми рассветами и фиолетовыми закатами. Ежедневными дурацкими автопортретами в разных витринах, и "свадьбе отказать, а вот струнный квартет оставьте". Газоном у замка, который и не замок вовсе. Аргентинскими ребятами, которые хотели прилететь в Бухарест, перепутали названия городов и не пожалели об этом. Видом из окна, вкуснейшим вином и каждым из наших совместных завтраков.

Я все еще не знаю Будапешт. Но одним городом, в котором мне может быть тепло, стало больше.

Collapse )
.photobooth

.life || Нормальные герои всегда идут в обход, или не все есть в интернете.



Однажды (читать надо «на днях) в интернете обнаружилась картинка под кодовым названием «современная архитектура в Лиссабоне»: белое здание, минимализм в чистом виде. Escola Superior de Música de Lisboa при Instituto politécnico, как гласило описание. Мне такое счастье, конечно, вообще не нужно было, но, к сожалению, не все в жизни делается только из-за собственных желаний.

Не обнаружив в гугле координат, адреса или чего-то еще, что могло бы выступить идентификатором направления, было принято вполне разумное – по крайней мере, на первый взгляд, - решение, которое заключалось в опросе местных знакомых. Начо в опросе не участвовал, потому что он по жизни знает ответы на все вопросы, а это уже не так интересно.

Ответы португальцев были следующими: «Это что?», «Это у нас?», «Это правда у нас?», «Да нет у нас такого!», «Пойдем, выпьем, раз уж ты в городе» и относительно разумный «Раз это музыкальная академия при Политехнике, наверное, стоит искать ее где-то в районе основного кампуса».

Дури в головах хватало с запасом, так что поехали мы на Cidade Universitária. Кампус – кампус, разумно – конечно. Вот только не оказалось там этого здания, и опрос местного населения (даже с показом соответствующей картинки в мобильном телефоне) привел к ответам, которые я уже приводила выше, с той только разницей, что выпить не предлагали, да добавилось пару вариаций «наверное, где-то тут, но я не гарантирую, а фотография хорошая, конечно».

Не знаешь, что делать – иди в библиотеку. Это мне когда-то один хороший товарищ сказал. Поэтому я пошла в библиотеку и попыталась озадачить библиотекаршу. Она не озадачилась, зато опросила первых попавшихся под руку профессоров и студентов. Никто ничего не знал, даже товарищи с факультета архитектуры и дизайна. И тут кто-то вспомнил, что на кампусе есть охранник (!), который интересуется (!!) современной архитектурой (!!!). Под девизом «уж он-то точно знает», меня отправили к нему на пост.

Охранник, молодой и темнокожий, оторвался от чтения какой-то книги, посмотрел на фотографию в моем мобильном, и случилось чудо.

- Это вообще не здесь, - резюмировал он.
- Но это же, вроде, университет...
- Да. Но это не тут, это возле Бенфики.
- И туда далеко идти?
- Туда ехать далековато. Давай, я тебе сейчас адрес напишу...

В итоге, я обзавелась магической бумажечкой, на которой был адрес этой музыкальной школы или что оно там, всякие идентификаторы местности в виде шоппинг-центра, какого-то проспекта, и названия станции метро, располагавшейся - что характерно - в другом конце города.

Итог истории таков: здание нашлось и меня не впечатлило, но охранник навсегда останется героем того дня.
А нормальные фотографии этого "шедевра" есть, например, вот тут.
.default

(no subject)

После концерта мы сидели на набережной, смотрели, как темнеет бархатно-фиолетовое небо, и пили мохито, улыбаясь между ударами кусочков льда о стаканы. Волны океана лениво шелестели, окатывая прибрежные камни. Пахло солью, свежестью и совсем чуть-чуть лаймом. Вдруг он сказал:
- Знаешь, единственный человек, которого я убил бы, попроси он об этом, - это ты.
И дышать вдруг стало нечем.
.in Rio

(no subject)

Рано утром еду в электричке в Лиссабон, дремаю и слушаю музыку. Через ряд, напротив, сидит парень, и тоже что-то слушает. Я не замечаю, когда он пересаживается ко мне, чтобы сказать:
- Обмен?
Мы меняемся наушниками: Caro Emerald сменяет какой-то португальский фолк. Там упоминаются праздник, любовь, Мария-Элена и революция. Спать под это совершенно невозможно.
Так мы и едем до Оэйраша, где он мне, без слов, возвращает мои наушники, а затем аккуратно забирает свои.
- Пока! – говорит мой спутник, махнув рукой и выпрыгивая в закрывающиеся двери. Электричка начинает движение, я еду дальше. Caro Emerald поет о Ривьере и полуденном мартини.
Где-то, за сизой дымкой теплых облаков, солнце взбирается над Тежу все выше и выше.
.in Rio

про Хомяка и начальника полицейского управления Викальваро.

    Мы с Хомяком каждый день ходим гулять в ботанический сад. Точнее, в одно из его "продолжений", которое расположено в 10 минутах от дома. Каждый день мы дважды проходим местное полицейское управление. Нас там уже знают, улыбаются и спрашивают как дела. Хомяк на это смотрит откровенно мрачно, и "мальчики в форме" ей совершенно неинтересны, хотя они время от времени и пытаются вызвать ее благосклонность хоть как-то: например, позавчера один полицейский тряс над ней наручниками вместо погремушки.

    Так вот, идем мы сегодня с прогулки, как обычно, останавливаемся обменяться парой фраз с дежурными, жующими бутерброды, и тут Хомяк, глядя куда-то в сторону основного входа, начинает улыбаться и говорить что-то на своем непонятном языке. В общем, всячески проявлять свой шарм. Оборачиваюсь - метрах в 20 от нас, стоит у входа в управление весьма крупный мужчина без особых опознавательных знаков, и молча курит. То есть, чем он так Хомяку приглянулся - непонятно, ничего яркого на нем нет, голоса не слышно и нам он точно не знаком.

    Спрашиваю собеседников: так и так, кто это такой. Один из полицейских с которыми мы трындим "за жизнь", проследив мой взгляд, говорит: "А... Это наш новый главный. Редкий сукин сын, но как на гитаре играет...".
.in Rio

.life || Доста[точно].


Я не верю в знаки, потому что на самом деле их нет. Просто так складывается, что если думаешь о чем-то, то начинаешь замечать вещи, которые, так или иначе, ты подсознательно связываешь с этим объектом.
Перед поездкой в Париж я видела его во всем: во французских афишах, в университетской рекламе, в случайных музыкальных композициях, в названии кафе на вокзале в Нойштадте, которое, по всей видимости, сто лет называлось "Paris", но я просто этого не замечала до того момента как. В период работы над очередным авралом, в котором фигурировал концерн VW, я с чистой совестью считала "знаком" появление очередной машины этой марки под окнами. Про испанское посольство я вообще промолчу - там количество знаков едва граничило со здравым смыслом.
Последний месяц, так и не осмелившись превратить Lisbon Moleskine City Notebook в записную книжку, я мучалась неопределенностью: покупать новый, в виде обычного блокнота, или, все-таки, решиться на превращение Лиссабона в сборник цитат и заметок. Жаба с завидным постоянством появлялась каждый вечер, и мешала мне жить своими нравоучениями.
Сегодня этот вопрос решился сам собой.
В моем любимом магазине появились Moleskine-ежедневники "на 18 месяцев". И вчера, открыв этот дневник, С. обнаружил, что начинается он с 25 июня.
Мне нужно было оправдание, и я его нашла: 25 числа я купила себе новые полтора года в красивой черной обложке, которые "знаково" начались со дня их приобретения.

Работа, новое платье, две статьи за выходные, проект и ворох странных идей на его тему, красно-синие модели кристаллических решеток, гости, молодой человек, собирающий ореховые деревья, странные сны, открытки и неизменные троеточия. Между строчками, заключенными в 140 символов, Дрезден все также сомневается, какая погода нравится ему больше.
Collapse )
  • Current Music
    Mathieu Boogaert -- Ondulé
.in Rio

Я не скучаю по тебе. Веришь?..

Знаешь, а ведь однажды у нас получится подрезать один из этих самолетов на двух сотнях по встречной, так, чтобы дыхание срывалось, чтобы как последний момент в жизни запомнить раз и навсегда соленый воздух, пьяный, с песком и треском ракушек под ногами, чтобы зажмуриться, сплести пальцы и абсолютная пустота в одном из тактов... Ночь и день, триста тысяч "завтра", джаз в динамиках, ветер всех оттенков оранжевого, птицы, нити, которые рвутся со странно знакомой болью где-то в области пульсирующих вопросов о вечном, мои исключения, твои отрицания, и снова перестраиваться в крайнюю левую, забывать, взлетая куда-то высоко, где все такое кристально понятное, далекое и лентами рвется на части, волнами, смертными... сизыми... касается и исчезает...
.in Rio

Como vai?

Раз-два-три... нет, пожалуй, обязательно нужно раствориться в корице, в вечернем городе, в каплях, в звуках, которые еще не совсем созданы но уже почти и вот-вот... такие любимые, родные до мурашек на кончиках пальцев, три четверти, в обрамлении осенних желтых листьев и кристальных отблесков дождя на оконном стекле... лепестки... все это вальс, неоконченная пьеса для симфонического ветра стерео... моно останется в джазе, а джаз останется в городе, название которого я старательно забываю с каждой минутой... есть вещи, помнить которые - как рисовать мягкими кистями на старых обоях: какой бы узор ни был, он не перекроет первобытных, испытанных годами, солнцем и ночными шорохами изгибов... он будет всегда... мы будем всегда... ты же слышишь?..

Раз-два-три... в классики через лужи, сквозь перестукивание по крышам до ближайшей кондитерской... две минуты, нечеткое мнгновенье, одна монета, числа-числа-числа, "Danke schön", и замерзшие руки нежно греет большая чашка кофе с молоком... твой дом не для моего кофе, ему не хватает ожидания и струящихся над чашками ароматных вензелей... твой дом - это миф, искаженная реальность без права на взмах ресниц, без стеклянных шариков на подоконнике, без мелкого черного бисера... и где-то там останется набережная с чайками, кричащими, громкими, пьющими соленый воздух морской... выдуманные адреса, скорые поезда, аэропорты и щелчок пояса безопасности, а после - вихри, названия, речь, переливаясь между многозначительными паузами, подписи, марки, анкеты, крестики, и то, что не скажешь, разбивая грани... моя параллель... твоя печаль... так ли необходимы?..

Раз-два-три... Маленькие улочки, булочки с марципаном, скользкие мостовые и зонтики, шафран, мята и солнечные апельсины... где-то идет снег, но здесь и сейчас он замер на полпути, ждет своего времени, а оно четко, стрелка за стрелкой, пропускает повороты, опаздывает... мы запутались в бремени сказок, которые рассказываем, обязываем себя не верить в них, ну разве что чуть-чуть, пока добежим до поворота, за которым... и только за ним, хотя казалось бы, все так просто, ведь буквы в слова, слова в фразы, фразы в сложносочиненные предложения и так снова и снова, плетем жизнь цветными шерстяными нитками, то распуская, то завязывая узелки памяти... и не два, не двадцать, а четверти, но это так много... и болезненно сладкий ритм по венам струится, и каждый узелок - наши жизни складываются в картонные коробки робко... ни вопросов, ни ответов, одни многоточия...